Главная О нас Картины на заказ Доставка и оплата Статьи Партнерка FAQ (Ответы) Контакты
Поиск
Опрос
Какой ценовой сегмент картин Вам интересен?
до 50 дол.
от 50 до 100 дол.
от 100 до 300 дол.
от 300 до 500 дол.
от 500 до 1000 дол.
свыше 1000 дол.
Рекомендуем
О нас в сети

Полезные ссылки

Фальсификация живописи - реалии ХХI века

По оценкам ООН, арт-бизнес входит в десятку самых прибыльных занятий в мире. Цены на антикварную живопись приносят около 30-40 процентов годовых. Это объясняет страсть богатых людей к коллекционированию предметов искусства, тем более что это неплохой способ инвестирования собственных средств. Однако, желающих купить работы признанных мастеров гораздо больше, чем их могут предложить. Поэтому некоторые продавцы находят простой выход, заказывая художникам-фальсификаторам подделки.

Рынок подделок в СССР на протяжении десятилетий "находился в простое", но история фальсификации в России началась еще до революции. Официальных документов или публикаций, подтверждающих, что в дореволюционной России случались громкие скандалы, связанные с подделками живописи, до нашего времени не сохранилось. Но кое-где в литературе мелькает упоминание о подпольной мастерской, где художники подделывали произведения рано умершего художника Левитана, который еще при жизни приобрел широкую популярность и славу как пейзажист. Но поскольку никаких конкретных фактов (кроме намека, что эта мастерская якобы существовала в городе Рыбинске) не упоминается, можно сделать вывод, что наиболее удачные образцы этой мастерской осели в частных коллекциях.

В советское время антикварный рынок как таковой отсутствовал. Интерес к антиквариату проявляла лишь та часть творческой элиты, которой удалось благополучно приспособиться к советской власти и даже иметь успех. Можно вспомнить таких личностей, как, например, писатель Алексей Толстой, который скупал антиквариат на вновь присоединенных территориях западной Украины и западной Белоруссии из реквизированных имений тамошних помещиков и коммерсантов; супружескую "светскую пару" актрису Елизавету Тимэ и знаменитого ученого Николая Качалова, изобретателя отечественного стекла, и некоторых других. Но это, скорей, исключения, чем правило. Далеко не все те, кто имел возможность собирать предметы искусства, занимались этим. Дело в том, что для коллекционирования живописи нужно быть хорошо образованным человеком, обладать художественным чувством и разбираться в искусстве, а большая часть советской элиты не имела всех этих качеств, поэтому собирателями были единицы.

Массовый интерес к коллекционированию живописи появляется после смерти Сталина, во время Хрущевской оттепели. Тогда в комиссионных магазинах можно было сравнительно недорого купить работы художников  русских из тех частных коллекций, которые уцелели в годы войны и реквизиций. Люди с доходами выше среднего вполне могли себе это позволить. Подделки же тогда были просто экономически нецелесообразны. 

Ситуация изменилась коренным образом, когда возрос интерес западных собирателей к русскому авангарду как части мирового художественного процесса. Тогда-то и активизировались отечественные мастера фальсификации, что неудивительно: авангард чисто технически гораздо проще в изготовлении чем картина большого мастера реализма, так как в принципе сама авангардная живопись построена на предельном упрощении образов. Мастера авангарда стремились к простоте форм, обедняя чисто художественное содержание работ.

Примерно с конца 60-х - начала 70-х годов западные коллекционеры начинают активно скупать русский авангард у родственников художников и русских собирателей. Наиболее знаменитые покупатели - сотрудник греческого посольства Георгий Костаки, который собрал лучшую художественную коллекцию авангарда, и немецкий шоколадный король Людвиг - основатель музея современного искусства в Кельне. И если Георгий Костаки обладал безукоризненным художественным вкусом и ему удалось избежать приобретения явных подделок, то с Людвигом ситуация гораздо сложнее. В запасниках его музея в Кельне хранится немало вещей, которые никогда не будут выставлены в остальной экспозиции. По той причине, что, мягко говоря, ни у кого нет уверенности в аутентичности этих работ, так как слишком явно бросается в глаза различие между художественным качеством оригиналов и вещей в запасниках.

Именно с русским авангардом связана одна из самых громких историй фальсификации авангарда, опубликованная в журнале "Итоги" за 1996 год в статье "Авангард проданный и преданный". Одна из специалисток в области русского авангарда рассказала, что на громкой выставке "Великая Утопия" среди работ школы Малевича была представлена работа Анны Каган.

Эта художница была якобы одной из ближайших учениц Малевича. Но в дальнейшем обнаружилось, что женщина по имени Анна Каган, хотя и являлась одной из поклонниц Малевича, однако, к живописи имела весьма отдаленное отношение. Все, что от нее осталось - лишь несколько весьма слабых акварелек. Анна никак не могла написать того огромного количества превосходных супрематических работ, которые были выставлены в галерее. Больше того: никто вообще не слышал о ней до середины 1980-х годов. Откуда же взялась эта художница?

Все объясняется просто: в 1980-е единственную ценность на мировом арт-рынке представляли русские иконы и русский авангард. Тогда-то компетентные люди, прекрасно знающие историю авангарда, и обнаружили это нераскрученное имя. Под Анну Каган стали писаться картины. С нуля был изобретен неповторимый художественный почерк. Есть картины Анны Каган и в собрании Людвига.

К 1990-м годам относится и другой реальный случай, ставший анекдотическим. Один из многочисленных скупщиков живописи выехал по звонку на квартиру, где хозяйка продавала коллекцию картин. На стенах висело несколько второстепенных работ, но среди них эксперт заметил картину Петрова-Водкина. Он снял работу со стены, и обнаружил под ней свежее пятно обоев, которое говорило о том, что картина висит здесь уже очень давно. Квартира, находившаяся в одном из старых районов Москвы, была ветхая, как и сама старушка; обои не менялись в ней, наверное, полвека, и свежее пятно на них стало той самой деталью, которая окончательно убедила эксперта в подлинности работы Петрова-Водкина. Не торгуясь, он заплатил старушке пятнадцать тысяч долларов. Конечно, картина оказалась фальшивой. Квартира же была снята на несколько дней (вместе с пятном), а старушка на следующий день после продажи исчезла в неизвестном направлении.

В те же годы произошла еще одна любопытная история. Один человек из России привез германским родственницам Алексея Явленского альбом акварелей этого художника. Это были эскизы к самым знаменитым его работам, и родственницы заявили, что альбом - подлинный. (Как известно, при атрибуции произведений живописи решающее слово о достоверности или недостоверности той или иной вещи принадлежит родственникам художника). Приглашенные эксперты также подтвердили аутентичность работ, и в итоге господин получил за альбом полтора миллиона немецких марок. Господин, продавший альбом, забрал деньги и пропал, а спустя какое-то время молодой сотрудник одного из музеев усомнился в подлинности альбома. Он сопоставил очередность рисунков в альбоме с одним из каталогов выставки Явленского. Все совпало: вплоть до надписей на полях, которые были скопированы с репринта писем Явленского. Был скандал, однако, когда споры утихли, мнения разделились надвое. Одни приняли сторону молодого эксперта, другие (те, кто купил альбом) утверждали, что совпадения ни о чем не говорят. И хотя тот факт, что продавец пропал, говорил в пользу версии подделки, фальсификация так и не была доказана окончательно.

Сама по себе живопись - крайне сложный психофизиологический процесс, а художник, занимающийся подделкой, должен не просто стать виртуозным живописцем, но и ментально "влезть в шкуру" подделываемого художника. Таких мастеров единицы, не существует учебного заведения, где обучали бы изготовлению подделок. Можно с уверенностью сказать, что хорошие подделки встречаются реже, чем хорошие картины. Тем более подделки доказанные. Все знаменитые аферы - аферы неудачные.

Действительно удавшиеся аферы не раскрыты до сих пор и вряд ли будут когда-либо разоблачены. Ведь бывают подделки настолько мастерские, что даже самый лучший эксперт не сможет отличить их от оригинала.

Чрезвычайно почитаемы петербургские мастера, специализирующиеся на подделке русской школы живописи XIX века. Качество работы бывает столь высоким, что выявить подделку может только опытный специалист при посредстве ультрафиолета и химико-технологической экспертизы.

Цена новодела высокого уровня достигает часто 70%-80% от стоимости подлинника. Не исключено к тому же, что через некоторое (правда, длительное) время возможен рост и его стоимости. Ренессансные подделки античной бронзы, например, имеют сегодня самостоятельное художественное и коллекционное значение. В экспертном же заключении вы не раз прочитаете: "После удаления подписи имеет самостоятельную антикварную ценность".

Фальсификация произведений искусства является хоть и доходным, но чрезвычайно трудоемким процессом. Для изготовления высококачественной фальшивки необходимо обладать незаурядным талантом, хоть в какой-то степени сравнимым с талантом подделываемого мастера. Для этой процедуры требуется доскональное знание не только стиля и манеры подлинника, но и составы и рецептуры грунтов, красок, лаков прежних времен, умение пользоваться старинными инструментами и техникой. Для изготовления подделок живописи используют старые холсты, с которых смывают изображение, после чего пишут новую картину. Когда картина готова, ее покрывают темным лаком (якобы потемневшим от времени), который придает полотну особый "музейный" колорит.

После этой процедуры картину подвергают суровым испытаниям, чтобы придать ей вид потрепанного временем полотна: сушат, нагревают, накатывают на цилиндр. Часто трещины красочного слоя (кракелюры, как их называют специалисты) получаются настолько естественные, что даже опытный реставратор берется восстанавливать их, как настоящие. Как говорят эксперты, хороших преднамеренно "состаренных" фальшивок встречается не так много (они составляют примерно три процента работ, проходящих экспертизу).

Самый простой и циничный способ фальсификации произведений искусства - подделка подписи художника, клейма мастерской или завода на уже имеющейся работе, близкой по духу и стилю к оригиналу. Для этого используют более дешевые вещи, авторы которых не котируются среди коллекционеров. В том случае, если авторская отметка сделана достаточно грамотно, определить фальшивку может только искусствоведческая экспертиза, результаты которой в значительной степени субъективны.

Если вы покупаете произведение искусства только для украшения вашей гостиной, возможно, есть смысл как бы запамятовать об определении подлинности вещицы.

Требование подлинности связано с тем, что покупатель платит не за работу, а за подпись. Разоблаченная же фальшивка теряет только одно - свою легенду. Но вы ее (картину) уже купили, и быть может, уже успели полюбить. Именно здесь: над вашей тумбочкой с маминой вазочкой. 

По материалам Артинформ

Информация
Контакты:

(044) 353-98-22

Выбор валюты:

Леонардо да Винчи «Тайная вечеря»

Если бы Гитлер стал художником

Модерн в изобразительном искусстве

Акварельная живопись Стива Хенкса

Картины в интерьере

Как фотографировать картины в домашних условиях

  Каталог картин Приятных вам покупок!   Карта сайта Картины на заказ  
 
  Все права защищены 2008/2017
  English (044) 353-98-22 Українська